good

ДРОН

Дрон летит над огромной страной и над городом нашим,
Зорким глазом своим видит тех, кто не сеет, не пашет,
Видит тех, кто ворует и кто стережёт (они тоже воруют),
Тех, кто, первую смену закончив, устало идёт на вторую,

Видит воды и горы, леса и поля, дураков и дороги,
Видит лысые головы, пышные груди и длинные ноги,
Бесконечные пробки, конечные станции тёмной подземки,
В небо палец уставленный, рожи кривые, налитые зенки.

Дрон летит безразлично, ему наплевать на движуху,
То висит неподвижно, то с места срывается с "вжухом!"
Он снимает страну и снимает ей стресс - этой съёмкой.
Мол, страна под контролем - и предки, и вы, и потомки.

Всё, как раньше, народ: спи спокойно, заботься о теле.
Стукачи-топтуны проапгрейдились и полетели.
Стаи дронов следят (кто сказал, что подсматривать гадко?)
Но на каждый найдётся голыш, меткий глаз и рогатка.

27.04.18
good

ВАЛЕЖНИК

Жили всё спокойней, безмятежней,
А потом - как будто грянул гром! -
Вождь позволил собирать валежник,
То есть в лес ходить не с топором.

Не рубить и не пилить, как прежде, -
Просто ветки поднимать с земли.
Сказано, что можно брать валежник, -
Значит, выбрал, поднял - и вали!

Тут с идеей появился смежник:
- В лес дорогу надо провести!
Понесёт народ домой валежник,
Будет легче с ношею идти.

И другой такой же, пересмешник:
- Людям вдоль дороги нужен свет!
Если в темноте тащить валежник,
Можно заблудиться - и привет.

Третий про бордюры шепчет нежно,
А четвёртый - сразу про вай-фай:
- Раз уж взялся собирать валежник,
Тут же фотки с места выкладай!

- Вдоль дороги надо бы кафешки, -
Пятый говорит. - Тепло, уют,
Человек идёт, несёт валежник,
А у нас ему всегда нальют!

Кто-то предложил открыть "ночлежник",
Казино, бардак и райсобес:
- Если можно даром брать валежник,
За халявой все попрутся в лес!

Через год поди сыщи подснежник
Возле магистрали скоростной!
И никто не вспомнит про валежник
В самом центре жизни областной.

Мы мурзилок этих зарубежных
Будем побеждать и в хвост, и в цвет!
Людям разрешили брать валежник -
Лес пилить нельзя. Зато бюджет!..
good

ПЕТЕРБУРГ НЕБЕСНЫЙ

Фёдор Михалыч выходит на Пять углов.
У него сегодня немалый улов:
Пять старушек (а это уже рубль, понятно!)
Какая-то барышня, на Невский шагнув из ворот,
Чуть задев его, бросает испуганно: "Идиот!"
Он стоит, улыбаясь: "Узнала! Чертовски приятно!"

Николая Василича мучит неразрешимый вопрос:
Что будет, если вдруг сбежит его длинный нос?
Он ворчит, отгоняя рукой чьи-то мёртвые души.
И, споткнувшись об Пушкина на Малой Морской,
Пытается справиться с внезапной тоской,
Которая то греет его, то безжалостно душит.

Сергей Донатыч на Рубинштейна сидит у окна,
Ему оттуда вся наша глупая жизнь видна,
Он грустит, но не пьёт, потому что - ну, сколько можно!
Да и Анна Андревна на Литейный не ходит гулять.
Катерок на Фонтанке рассекает водную гладь,
Иосиф Саныч, расправив крылья, рифмует безбожно.

Они в этом городе, рядом с нами, всегда -
И когда хорошо, обнимают нас, и когда беда:
Алексан Алексаныч, Владим Владимыч, Михал Михалыч.
Всё светлей, всё короче ночи, всё ближе весна.
У всех питерских ангелов человеческие имена:
Даниил Иваныч, Вадим Сергеич, Борис Натаныч.

18.04.18
good

ОБРЫВКИ

отливаются в бронзе мышкины слёзы,
князь с тоской таращится в даль,
про него михалыч напишет в прозе
так, что будет беднягу жаль,

и ещё, как бесы мучат, напишет,
про раскольный топор-тотем,
раззадорит своей бездуховной пищей
весь читательский бэдээсэм,

я ему смс послал на рассвете,
я ему написал о том,
что он лучший писатель на этом свете,
и один из лучших на том,
good

И КОРАБЛЬ ПЛЫВЁТ

Уходит март, и тает снег,
И всё проходит.
А он плывёт в двадцатый век
На пароходе.
Ему с улыбкой машет вслед
Жена с порога.
Его не будет много лет!
Не так уж много.

Плывёт корабль - и ночь, и день,
Неумолимо.
Проходит мимо деревень
И пашен мимо,
И кое-где видны межи -
Пунктиры жизни,
И грязный снег ещё лежит
На всей отчизне.

Мелькнёт церквушка вдалеке
Назло парткомам,
Мотор взревёт в грузовике
Перед подъёмом.
И Млечный Путь наискосок
Укажет вектор,
И пароходик, дав гудок,
Включит прожектор.

Назад! В прекрасное "тогда",
Где только лето,
Где мама снова молода,
И смерти нету,
Где все победы впереди,
Хоть биться нечем,
Где сердце рвётся из груди
Любви навстречу!..

Плывёт один в холодной мгле.
Гуляет ветер.
Один на этом корабле,
На целом свете.
Не видно берега и дна.
Волна ленива.
Вода черна и холодна,
И молчалива.

17.03.18
good

ГОСТЬ

Он приходит ко мне всегда безлунными ночами,
При этом не важно - сплю я, или нет.
Я смотрю на него, как всегда, в полном молчании.
Он выдёргивает из-под стола табурет,
Садится лицом ко мне, спиной к порогу,
Упирается тростью в пол, спрашивает, смеясь:
- Ну, что, всё ещё молитесь своему догу?
У вас уже образовалась ментальная связь?

Он хохочет. Ему в этом месте всегда смешно.
Потом спрашивает:
- Ну, зачем вам это?
Я пытаюсь снова, в который раз, ответить, но
Он опять не ждёт моего ответа.
- Почему, - говорит он, отворачиваясь к окну, -
Вы не пытаетесь изменить то, что вам дали? -
Снова смотрит в глаза: - Жизнь-то дали короткую и одну!
Да и ту, чтоб мучились и страдали!

Он встаёт, упирается тростью мне в грудь:
- Ну,так как? Говорите что-нибудь, отвечайте!
Я хочу, но понимаю, что не могу вдохнуть.
Только слышу крик пролетающей где-то чайки,
Слышу, как у соседки включается патефон,
Как одна и та же пластинка крутится раз за разом.
- Что, не знаете? Не можете говорить? - придуривается он,
И впивается в душу чёрным, как ночь, глазом.

Я уже задыхаюсь, ещё минута - и мне конец.
Он ослабляет нажим и говорит почти нежно:
- Просто подпись на договоре. Давай, гордец!
Жизнь твоя станет легкой и безмятежной.
Вжик! - ножом по запястью. Хлещет. Потом зашью.
Что он там говорит? "Молитва - это плацебо"?
Я пишу на стене размашисто кровью: "FUCK YOU!"
Запах серы. Я снова один. Розовеет небо.

22.02.18
good

КРУГ

Петров когда-то любил жену.
Пой, ласточка, пой.
Свою любил и ещё одну.
Такое бывает порой.

И жёны тоже любили его.
Пой, ласточка, пой.
Только его. И ещё одного.
Такое бывает порой.

Он к ним спешил на закате дня.
Пой, ласточка, пой.
И всё просил: "Пожалей меня!"
Такое бывает порой.

Одна жалела его всю ночь.
Пой, ласточка, пой.
Хоть ей через час уже было невмочь.
Такое бывает порой.

Другая в этот самый момент.
Пой, ласточка, пой.
Жалела другого, хоть был он мент.
Такое бывает порой.

А третья (о ней я ещё не пел)
Пой, ласточка, пой.
Любила того, кто её терпел.
Такое бывает порой.

Но этот, который терпел свою,
Пой, ласточка, пой,
Любил другую, пока ничью.
Такое бывает порой.

А та любила ходить в кино.
Пой, ласточка, пой.
Чтоб там под музыку пить вино.
Такое бывает порой.

И автор фильма тоже любил.
Пой, ласточка, пой.
Его избранник был полный дебил.
Такое бывает порой.

Дебил работал в одном кафе.
Пой, ласточка, пой.
Петров заходил туда подшофе.
Такое бывает порой.

И, видя томный взгляд, как во сне,
Пой, ласточка, пой,
Петров торопился к своей жене.
Такое бывает порой.

Круг замыкается вновь и вновь.
Пой, ласточка, пой.
И этим миром правит любовь.
Такое бывает порой.

02.18
good

ЗИМА

Почти каждый день с моря дул свежий ветер,
И кто-то верил, что так и будет, тогда.
А потом они начали расставлять сети.
С тех пор всё меняется - медленно, навсегда.

Они уже везде, от них никому не скрыться,
Не дёргайся - поймают прямо в прыжке.
У них закладка на одной и той же странице,
Ресница - на одной и той же щеке.

За утром следует ночь, вместо дня - вечер,
И кого мне любить, решит большинство.
За ближайшим углом, втянув голову в плечи,
Стоит человек и не ждёт ничего.

15.02.18
good

ВРЕМЕНА ЖИЗНИ

Безумное солнце застревало в зените и висело там почти до самого вечера. Мы сидели с мальчишками во дворе, делать было особенно нечего. Три раза в неделю приезжала мусорная машина. К ней выскакивали мужики в синих трениках, дамочки в цветных крепдешинах. Выносили вёдра, набитые, как говорила бабушка, "смитьём". И, выбросив мусор, на время смирялись со своим житьём-бытьём.

А потом наступала осень. Солнце уже не грело, но светило ещё изрядно. По утрам мы тащились в школу, изнывали там, в обед возвращались обратно. Мы хрустели упавшими листьями, тротуары были тёплыми от жёлтого цвета. И гуляли часами, неосознанно впитывая отголоски ушедшего лета. Листья дворники сметали в кучи, сжигали, становилось светло и грустно. Но и это ведь были честные, сильные точные чувства.

А потом приходила зима, замораживала город, засыпала его снегами. Я тогда прочёл у кого-то, что зима - тоже жизнь, только в чёрно-белой гамме. Я был счастлив и радостен, белый цвет мне дарил ощущенье свободы! Взрослым ближе был чёрный - они дружно ругали дворников и плохие погоды. День, другой - расчищались дорожки, снег увозили куда-то. Жизнь опять становилась унылой и серой, как старая вата.

...И уже много лет я - тот самый, унылый, нерадостный взрослый. У меня есть куча ответов на даже не заданные пока вопросы. Избавляюсь от листьев опавших, мусора, лишнего снега - всего что выводит из равновесия. И депрессия моя, кажется, знает, что такое "математическая прогрессия". Правда... изредка... всё же... бывает, мелькнёт ярко-синее небо... слепящее солнце... зелень травы... Но потом, год за годом, опять бесконечная осень, и серое небо Москвы.

02.18
good

ФЕВРАЛЬ

Чернила замёрзли, исчерпан лимит на слёзы,
Бесплодны попытки хоть как сохранить тепло,
Петров издыхает от снежного передоза,
Но помнит, что гражданам впаривают фуфло.

Под серым навесом из туч и клочьев тумана,
Под оком циклопьим унылой суперлуны,
В объятиях грёз и сладкого самообмана
Он видит себя как будто со стороны.

Он смел и могуч. Подвластны ему стихии.
Он вертит систему на мощном своём стволе.
И не сдаётся карательной патриархии.
И нету ни пятнышка ни на одном крыле.

05.02.18